15 женщин и 13 лет: неожиданные подробности приговора полковнику Максименко

Мосгорсуд в пятницу вынес приговор по одному из самых громких и скандальных дел последних лет с участием высокопоставленных лиц СК РФ . «Правая рука» Александра Бастрыкина, бывший руководитель Управления собственной безопасности Следственного комитета России Михаил Максименко ближайшие 13 лет будет коротать в колонии строгого режима за получение взяток от криминальных авторитетов Шакро Молодого и Бадри Шенгелия. Свою судьбу «серый кардинал» встретил спокойно, не выразив никаких эмоций. Видимо, был готов к такому печальному итогу. Ранее гособвинение требовало для особиста 15 лет лишения свободы и 165 млн рублей штрафа.

15 женщин и 13 лет: неожиданные подробности приговора полковнику Максименко

фото: АГН «Москва»

Напомним, Максименко, его заместитель Александр Ламонов и заместитель руководителя ГСУ СК РФ Денис Никандров были арестованы летом 2016 года. Ровно через полгода после громкого инцидента в ресторане Elements на Рочдельской улице, когда люди «вора в законе» Шакро Молодого (Захарий Калашов) пришли в заведение требовать якобы возврата долга. Криминальный авторитет Андрей Кочуйков по кличке Итальянец и еще 10 десять подельников потребовали у его совладелицы Жанны Ким 8 млн рублей. Бизнесвумен тоже вызвала группу поддержки в лице экс-сотрудника КГБ и ФСБ, а ныне адвоката Эдуарда Буданцева. Он, в свою очередь, привез на место разборки своих бывших сослуживцев. В результате между противоборствующими сторонами произошла стычка, которая закончилась перестрелкой и жертвами. От пуль Буданцева погибли два человека из группы «Итальянца». Всех участников стрельбы вскоре задержали. Кочуйкова и его помощника Романова арестовали по обвинению в вымогательстве. А Буданцева отправили под домашний арест.

Спустя месяц на сотрудников СК РФ стали выходить люди Шакро с просьбой выпустить «Итальянца» на свободу за денежное вознаграждение в 500 тысяч долларов. Успешный риелтор Дмитрий Смычковский выступил переговорщиком (сейчас находится в международном розыске). Он был в очень хороших отношениях с главой Главного управления СКР по Москве Александром Дрымановым и Михаилом Максименко. Оба этот факт не отрицали. Кстати, Смычковский родом из Краснодарского края, в прошлом тоже служил в правоохранительных органах, а учился в вузе вместе с замом Дрыманова Сергеем Синяговским. Скорее всего, тот его со всеми и познакомил. По свидетельству Никандрова, коммерсант чуть ли не каждый день проводил в кабинете руководителя столичного СК, из-за этого многие следователи часами ожидали приема у шефа. Смычковского многие знали и называли «решальщик Дима». Не без его участия принимались решения, которые в дальнейшем вылились в большой скандал.

Вспомним самые главные моменты судебного процесса, который занял три месяца.

В ходе разбирательства экс-заместитель начальника управления собственной безопасности СК Александра Ламонова рассказал, что в январе 2016 года обратил внимание на постоянные публикации в СМИ, которые подробно освещали инцидент на Рочдельской, и решил проверить это дело на возможную коррупционную составляющую. Ламонова заинтересовало, откуда у журналистов появилось видео с места происшествия, и почему только люди Шакро были арестованы. Обо всем этом он доложил Максименко (как он его называл «Михал Иванычу»), а тот и бровью не повел, сказал лишь держать ситуацию на контроле. Весной Ламонов узнал, что следователи переквалифицировали обвинение Кочуйкову с вымогательства на самоуправство, и он должен выйти на свободу. По словам Ламонова, тогда у него и возникло желание воспользоваться ситуацией и заработать на этом денег. В конце апреля он получил коробку с долларами от знакомого Кочуйкова, бизнесмена Олега Шейхаметова. Особист положил посылку в рабочий сейф и доложил об этом Максименко. В мае Ламонов собирался уйти в отпуск, но перед этим заехал домой к начальнику. В служебной квартире Максименко он хорошо ориентировался, так как часто там бывал. Ламонов оставил пакет с деньгами у мусорного ведра и ушел. Шеф в тот день, по его словам, изрядно выпил и никаких вопросов не задал. Возможно, это объясняется еще и тем, что квартира стояла на прослушке у ФСБ, и Максименко об этом знал. Оставшиеся 100 тыс. долларов Ламонов поделил между Денисом Богородецким и Евгением Суржиковым. Из этой суммы себе он оставил 25 тыс. долларов, которые в дальнейшем потратил на отдых.

Позиция замруководителя ГСУ СКР по Москве, генерала-майора юстиции Дениса Никандрова, находящегося под стражей, сводилось к тому, что Максименко денег ему за переквалификацию обвинения Кочуйкову не предлагал и указаний таких не давал. Однако у Никандрова все-таки состоялся некий разговор коррупционной направленности, связанный с этим уголовным делом. Генерал намекнул, что предложение поступало от «лица, занимающего серьезное должностное положение в правоохранительной системе РФ». Фамилию визави называть он отказался. Но признался, что часто ходил в гости к Максименко. А тот, в свою очередь, помогал ему по службе.

Надо отметить, что Никандров из всех оказался самым словоохотливым. Так, он утверждал, что именно Максименко и его начальник настояли на том, чтобы он отправил дело Кочуйкова в СУ СКР по ЦАО Москвы, которым руководил Алексей Крамаренко (Притом, что дело изначально оттуда забрал главк). Поговаривают, что за показания ему обещали скорую свободу. Во время следствия Никандров даже дал показания на своего непосредственного руководителя Александра Дрыманова. Мол, сам носил ему взятки, аж 10 тыс. евро за покровительство по службе. Но шеф в долгу не остался, самолично явился в суд и выступил на стороне защиты Максименко. Дрыманов отверг все обвинения в свой адрес. Показания Никандрова он объяснил стрессовым состоянием подчинённого. Несмотря на то, что имя главы ГСУ СК по Москве упомянули в фабуле обвинительного заключения, его не стали привлекать к уголовной ответственности. Хотя следователи ФСБ всячески этого добивались.

Дрыманов утверждал, что в дело о перестрелке не вникал, ограничившись докладами подчинённых. С их мнением он полностью соглашался. Он был не против, что дело забрали из производства опытнейшего следователя 57-летнего Андрея Супруненко, который как раз специализировался на делах о бандитизме, и передали другому следователю с формулировкой «с целью равномерного распределения нагрузки». В СКР — это обычная практика.

Максименко также вменялся второй эпизод взятки от бизнесмена из Санкт-Петербурга Бадри Шенгелия, который якобы дал ему в 50 тыс. долларов. Шенгелия тоже причисляют к криминальным авторитетам. Бадри не скрывал, что знает Максименко более десяти лет и решал с ним многие вопросы, их отношения носили «финансовый характер». Предприниматель просил Максименко возбудить уголовное дело на сотрудников полиции, которые якобы украли у него элитные часы за 1.5 млн рублей. Особист пошел на встречу, добился поставленной цели, но в итоге прокуратура отменила возбуждение дела.

Сам Максименко вину не признавал.

Он, кстати, единственный, кто не пошел на поводу у следствия.

— Свою вину по получению взятки от Шейхаметова и получению взятки от Шенгелии не признаю, данные преступления я не совершал, – заявил подсудимый, отметив, что в силу занимаемой должности не мог влиять на принятие процессуальных решений.

Максименко утверждал, что знал про взятку от Ламонова. «Я настойчиво порекомендовал ему вернуть полученные деньги, извиниться и сказать, что мы никак не можем повлиять на ход расследования. Позже Ламонов сообщил мне, что деньги вернул».

Шенгелию обвиняемый представил, как своего информатора, который сообщал о возможных противоправных действиях сотрудников СК. А его показания рассматривает, как давление. Максименко постоянно говорил, что на него оказывается психологическое давление, в том числе конвоирами.

Свои отношения с Дрымановым, Никандровым он характеризовал как рабочие. Про Шакро сказал, что узнал о нем только из прессы.

Несмотря на то, что процесс был открыт для общественности, некоторые заседания проходили в закрытом режима, поскольку в деле есть несколько томов с грифом «секретно». Поэтому прения сторон тоже закрыли. Прокуроры просили для Максименко 15 лет строгого режима и 165 млн рублей штраф.

В пятницу Мосгорсуд огласил только вводную и резулятивную часть приговора. В суд помимо родственников и журналистов пришла чуть ли не вся следственная группа ФСБ во главе со следователем Константин Гладышко.

Михаил Максименко в красной кофте и джинсах слушал приговор в наручниках. Выражение его лица было мрачным, адвокаты тоже стояли поникшие.

В итоге Мосгорсуд приговорил Михаила Максименко к 13 годам лишения свободы в колонии строго го режима и штрафу в 165 млн рублей. Также его лишили звания полковник юстиции и право занимать госдолжности на 3 года.

Осужденный воспринял это спокойно. К нему сразу подбежали адвокаты, которые потом отказались общаться с журналистами. Зато гособвинитель Борис Локтионов не скрывал радости. Приговором остался доволен, назвав его справедливым. Прокурор зачем-то упомянул, что по делу Максименко проходили 15 женщин, но не всех вызывали в суд. Он явно намекал на любвеобильность осуждённого.

Впрочем, скоро в суде будут рассмотрены дела Ламонова и Никандрова, которые заключили сделку с правосудием.

Смотрите видео по теме:
«Полковник Максименко промолчал перед оглашением приговора: видео из зала суда»

00:19

На ту же тему
Поделитесь своим мнением
Для оформления сообщений Вы можете использовать следующие тэги:
<a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Главные общественные события © 2018 ·   Войти   · Тема сайта и техподдержка от GoodwinPress Наверх